Мой страховой агент





Является ли страхование жестом взаимопомощи?

24.12.2013


 В отечественном социуме сформировалась очередная необоснованная надежда на спасение от всех бед и погрешностей рыночной экономики через вездесущее страхование.

 

 

 

 

Несоблюдение правил дорожного движения — страхование гражданской ответственности (автогражданка), неумение ответственно управлять финансовыми средствами — страхование вкладов физических лиц (а в перспективе закладывается даже страхование их "инвестиций"), неумение жить в многоквартирной общине (ОСББ) — страхование имущества, несоблюдение условий труда — страхование от несчастных случаев на производстве, отсутствие благожелательной медицинской помощи — медицинское страхование, а неуважение к старости должно компенсировать страхование пенсионное. Этакий универсальный инструмент рыночной экономики, позволяющий заменить неспособность ладить друг с другом в трудную минуту. Действительно ли все так просто и понятно? На самом деле — просто. Но не столь многообещающе.

Экономическая сущность страхования заключается в создании страховых фондов за счет предварительных взносов заинтересованных сторон с целью компенсации возможного ущерба. Предполагается, что страховой случай носит вероятностный характер, а потому происходит перераспределение страхового фонда от тех, кому помощь в данный момент не нужна, к тем, кто сейчас в ней больше всего нуждается. Все вроде бы благожелательно делятся друг с другом и потому остаются в выигрыше. Однако при одном непременном условии: страхуются только события, обладающие признаками вероятности и случайности. Преднамеренно осуществленные действия не страхуются. Страхование — это всегда игра в счастливый случай. Наслаждение мнимой уверенностью в завтрашнем дне, если для вас страховой случай не наступил. Или наступил, но не для всех сразу, а только для малого числа застраховавшихся.

 

Теперь посмотрим, а так ли уж все события, по которым в качестве панацеи у нас предписано обязательное социальное страхование, на самом деле случайны? В достаточной мере случайными можно считать дорожно-транспортное происшествие или несчастный случай на производстве. Ибо никто в здравом уме и трезвой памяти не пойдет на преднамеренные столь тяжелые последствия (случаи мелких злоупотреблений — не в счет). В страховании от безработицы злоупотреблений уже куда больше, но мизерность отечественной финансовой помощи пока не позволяет довести ситуацию до абсурда. А вот пенсионное страхование и страхование по временной нетрудоспособности — это уже особый случай. Каждый из нас рано или поздно сталкивается с заболеваниями и, в конце концов, со старостью. Вероятностная составляющая отражается только в том, насколько серьезным окажется заболевание, доживешь ли до старости и сколько протянешь на пенсии. Причем подобная вероятность проявляется лишь в индивидуальном порядке, что касается общей тенденции — это уже далеко не вероятностный процесс. Хотя панацея предписывается та же — "страхование".

 

Поэтому когда речь заходит о долгосрочном "страховании жизни", классические страховые компании опираются в большинстве случаев на комбинацию из двух сопутствующих моделей: классическое рисковое страхование плюс накопительная (сберегательная) функция. Не просто текущее перераспределение средств от праведников нуждающимся, но еще и обязательная функция накопления под сторонним надзором. При этом модель обязательного накопления учитывает далеко не вероятностную картину общего течения жизни. И под единым странно сохранившимся понятием "страхование" на самом деле наблюдаем достаточно разные по своей природе, но сопутствующие финансовые процессы.

 

В классическом рисковом страховании деньги идут на покрытие текущего риска и по окончании периода не возвращаются. Старые постсоветские социальные традиции ориентированы именно на это: единовременно собрали страховые взносы, распределили нуждающимся, закрыли бюджет. И так каждый последующий период. Хорошо подходит для покрытия несчастных случаев, но абсолютно не вяжется с какой-либо планомерной массовой тенденцией (пенсионное или медицинское страхование). Потому что накапливать резервы у нашего государства получается крайне плохо. Поэтому в пенсионном страховании по-прежнему господствует советский принцип солидарности: "последующее поколение за счет своих взносов содержит предыдущее". При этом продолжаются настойчивые стенания — "давайте будем откладывать сами". То есть все подспудно понимают, что должны действовать какие-то отрезвляющие накопительные принципы, но "где-то", "как-то", и желательно — "не сейчас".

 

Даже в своем маркетинговом изложении накопительное страхование до сих пор поясняется какими-то полуфразами и полунамеками. Вроде, вы откладывайте потихоньку, а там найдется такая грамотная управляющая структура, которая настолько приумножит эти средства, что не только по окончании периода вернет вам большую сумму, но и весь этот период будет делать взносы на покрытие ваших текущих страховых рисков. Вопрос только в том, а действительно ли в условиях украинской реальности подобная структура может существовать длительный период достаточно надежным образом?

 

Начнем с хорошего. Положительное психологическое влияние "накопительного страхования" состоит хотя бы в том, что человек начинает осознавать предстоящую проблему и на долговременной основе подходить к ее решению. В нынешнем потребительском обществе, где все живут "одним днем", уже серьезный прорыв. Далее человек добровольно соглашается на то, что не сможет в дальнейшем поддаться психологическому искушению и направить эти деньги на текущие нужды. Формируется шкала жизненных приоритетов. Тоже хорошо. И это мы еще не подошли к самим финансовым операциям. А вот далее нужно трезво и очень честно изложить последующую ситуацию.

 

Человеку обещают, что его ежемесячные взносы будут накапливаться и приумножаться (как на депозитном счете). Плюс часть этого "бонуса" будет использоваться для покрытия возможных неожиданностей в его судьбе (страховые случаи). Магически и зачаровывающее действует, как правило, словосочетание "длинные деньги". Предполагается, что по этому поводу хранитель будет действовать столь эффективным образом, что дополнительного дохода будет хватать и на приумножение средств, и на покрытие страховых взносов по "текущим неожиданностям". Так сказать, "два в одном" — и все ради вашего блага.

 

Теперь оценим имеющиеся реалии. Если говорят о приумножении страховых средств в традициях "развитых государств", обычно упоминают магический фондовый рынок. "Управляющие компании" удачно инвестируют в "реальный сектор" и потому получают больше, чем вложили. Отечественный фондовый рынок, к сожалению, таким потенциалом не обладает. Потому что украинскому фондовому рынку не хватает главного — дивидендов. Здесь, как и во всем остальном отечественном обществе, не принято делиться с соседом. И потому деньги из оборота вынимаются единственным устоявшимся процессом — ростовщичеством: дать в долг — и под определенный процент. А значит связаться с риском невозврата. То есть сыграть в тот же страховой случай — "или пан, или пропал".

 

За рубежом тоже нечасто услышишь про ежегодную планомерную выплату дивидендов по акциям — коммуникация со значительным количеством мелких акционеров там тоже представляет собой трудную задачу. В отечественной практике это можно было наблюдать на примерах "Укрречфлота" или "Укртелекома": муторный и бюрократический процесс с копеечным результатом. Вместо этого на Западе практикуется обратный выкуп акций самими предприятиями по более высокой цене. Которая по умолчанию включает в себя сумму дивидендов. Процесс вполне индивидуальный, протекает по мере необходимости и осуществляется через тот же фондовый рынок. То есть для рядового инвестора выглядит так: купил-продал акцию — нажился на обороте. Для предприятия-эмитента — тоже разумно: привлек сторонние деньги под развитие, осуществил проект, рассчитался из собственной прибыли, снова консолидировал право собственности и управления. Поэтому, когда абстрактно говорят, что "акции предприятий реального сектора экономики имеют устойчивую тенденцию к росту", имеется в виду не только общий экономический бум, но и желание делиться прибылью со своими акционерами.

 

У нас же не практикуется выплата дивидендов никоим образом. Все протекает в пределах "естественной волатильности". Иными словами, большинству предприятий на дальнейшую котировку своих акций просто наплевать. Соответственно, массовое накопительное страхование жизни с многократным увеличением средств на фондовом рынке за счет грамотных управляющих компаний представить сложно. А для обычного сохранения средств путем размещения на депозитных счетах столь сложной надзирающей структуры не требуется. Вполне можно ограничиться личной инициативой и элементарной финансовой грамотностью. Плюс объективный надзор со стороны государства за банковской системой и стимул самому человеку не потратить средства на текущие нужды. То есть государственное содействие каждому, в меру сил и возможности, распоряжаться своей "накопительной частью" на свой страх и риск. Как это сейчас и происходит, но не афишируется.

 

Потому что у самого государства с "переходной экономикой" хорошо получается только "солидаризм": выбили страховые взносы — и тут же распределили. Многие страны родственного менталитета (Венгрия, Аргентина) пытались вырваться из этого заколдованного круга, но при первом же финансовом кризисе возвращали "накопительную часть" под государственный надзор для недопущения социального взрыва.

 

При этом нужно честно и публично признать, что политика "солидаризма" на самом деле предусматривает лишь перераспределение средств: если на данный момент вам эта помощь не нужна, кто-то может вашими деньгами временно воспользоваться. В конечном итоге вы получите выгоду, если воспользуетесь частью чужих средств. Но может так сложиться, что кто-то использует ваши. То есть объединять средства "по крупному" (как это происходит сейчас) следует поостеречься. Быть может, ради какого-то общедоступного минимума. А все, что сверх того, — лишь по доброму взаимному согласию, с повышением культуры и в отдаленном времени. Это что касается пенсионной системы.

 

Подходы к медицинскому страхованию требуют еще более глубокого понимания. Ибо на сегодня в отечественном случае это уже не столько инструмент дополнительного финансирования медицины, сколько средство наведения в ней порядка. Ну не может некоторая финансовая система находиться в состоянии перманентного дефицита второе десятилетие. И если эта система как-то приспособилась к своему существованию, стало быть, она восполняет свою доходную часть иными методами, которые, собственно, нас и не устраивают. Точнее, не устраивают складывающиеся при этом взаимоотношения.

 

И виноваты в этом полностью мы сами. Из-за многолетнего блокирования каких-либо разумных инициатив (у нас же медицина по-прежнему бесплатна и общедоступна!) достигнуто максимальное несоответствие между желаемым и действительным. Между декларациями и реальным исполнением. В результате — потребовать не с кого и нечего. У каждого есть законная отговорка, почему это не сделано и не предоставлено с подтверждением всеми возможными нормативными документами. По этой причине даже существующие деньги распределяются "в ручном режиме" и простым смертным не достаются. Хотя из рук в руки они ходят, правда, в немалом количестве.

 

Поэтому первейшая задача страховых компаний — обеспечить жесточайший контроль над качеством лечения и расходами клиник. Попросту говоря, чтобы врачи не выписывали дорогие ненужные лекарства и не назначали лишних процедур. А больной был эффективно вылечен, без рецидива.

 

К сожалению, классическим "солидарным" страхованием за государственный счет для наведения порядка здесь не обойтись. Для балансирования "спрос — предложение" (чтобы человек не бежал при первом чихе в поликлинику, но и не затягивал с серьезными случаями) нужна либо система с персонифицированным накоплением-использованием взносов (Канада), либо долевой оплатой за каждый визит (страны постсоветской Прибалтики). В противном случае единственным нормирующим условием так и останется длинная очередь страждущих к своему спасителю.

 

То есть в каждом конкретном случае страхование — не панацея. Это лишь способ организации рационального движения средств. Причем с государственной точки зрения конечная цель подобной процедуры — не столько в возмещении убытков некоторых за счет средств многих. Цель — в наведении порядка и надзора в соответствующей области. Путем справедливой финансовой ответственности каждого за происходящее.

 

Потенциальная возможность замкнуть финансовую обратную связь через некоторую финансово ответственную сторону, которая будет добиваться справедливости и обеспечивать ее без участия тенденциозной государственной бюрократии. Причем в конечном итоге — замкнуть весь контроль на конечного потребителя страховых услуг. Который будет требовать реализации своих прав и, таким образом, постоянно удостоверяться в работоспособности цепочки, пересматривая, при необходимости, свое участие в ней. С этой целью для каждого вида страхования в мировой практике придумано множество нюансов. И только постсоветский флаг тотального "солидаризма" позволяет прикрывать тотальное разворовывание, благодаря чему положенная часть средств так и не попадет к вам в нужный момент.

 

Автор: Сергей Бочкарев
Источник: «ZN,UA»